Тяжело признаться себе, в чем я разбираюсь хуже – в живописи или в астрофизике. Тем не менее, благодаря своей профессии, с художниками я сталкиваюсь достаточно часто и могу похвастаться некоторым прогрессом в этой области. К примеру, я была убеждена, что необходимо знать “предмет” на отлично, чтобы разглядеть неоспоримый талант в написанной картине. Но когда я увидела работы Алексея Теренина, стало очевидно – это Искусство, это Талант и это Личность, которую легко увидеть на холсте, даже если из Третьяковской Галереи вы помните только медведей Шишкина… Нашим женским коллективом мы посетили Арт-галерею “Толстой”, поговорили с Алексеем и с владельцем галереи – Михаилом Фрейндорфом.



Юлианна: Алексей, я мало что понимаю в искусстве, но, на мой взгляд, Ваши картины потрясающие...
Алексей: Спасибо, приятно. Я думаю, что мало кто хорошо понимает искусство. Просто притворяются, что понимают чуть более талантливо. (Смеется).

Ю: Возможно! А как бы Вы определили этот термин – искусство?
А: Для меня это образ моей жизни и ее наполнение. Я давно этим занимаюсь, и даже когда я учился в архитектурном, больше всего мне нравилась изобразительная часть. Когда начиналась визуализация, и обычный чертеж превращался в настоящую картину. В итоге я полностью погрузился в живопись, в изобразительное искусство, а архитектура осталась скорее моим хобби.

Ю: Полагаю, что нужна была соответствующая “почва”? Например, творческая семья.
А: Мой отец был архитектором, поэтому для меня не стоял вопрос о выборе профессии. С класса восьмого, кажется, я уже начал ходить на подготовительные курсы, чтобы поступить в архитектурный институт. Совсем об этом не жалею и даже думаю, что если бы я еще тогда решил стать профессиональным художником и поступить в соответствующее учебное заведение, то не стал бы им в итоге.

Начав карьеру художника, я долгое время не использовал масляные краски, первая моя выставка была графической. Тогда, помню, один мой знакомый сказал: “Леш, вот ты вроде художник настоящий, а маслом не пишешь…” Я пошел и купил краски, кисти, встал перед холстом и понял, что понятия не имею, что с этим делать. Где-то год я учился: ходил в Пушкинский Музей и в студии к знакомым художникам, рассматривал картины. Процесс обучения и сейчас не закончен – я продолжаю открывать что-то новое в этой сфере.

Ю: Как Вы считаете, чтобы стать художником, нужно ли получить соответствующее высшее образование?
А: Можно получить ремесло. Но ведь основной вопрос для художника – это не “Как сделать?”, а “Что сделать?”. Этому ни один ВУЗ, увы, не научит.

Михаил Фрейндорф: Практически все великие художники были самоучками. В этой сфере образование может оказаться бесполезным и даже навредить. В длительном процессе оттачивания мастерства человек может попросту “перегореть” и не найти чего-то своего, ведь его несколько лет учили “как надо”.

Чем мне нравятся работы Алексея – они узнаваемы, подобных художников я не видел.
А: Вот я и говорю – совсем не жалею, что получил архитектурное образование!



Ю:
Не могу не заметить – увлечение архитектурой чувствуется в Ваших работах: четкие линии, много серых оттенков. А какое здание Вы могли бы назвать шедевром архитектуры?
А: Могу сказать, что вкусы меняются. Еще в студенчестве мне очень нравился деконструктивизм – работы Захи Хадид*, например. Потом мне нравился Центр Помпиду, но на картинках. Когда же я увидел его во время поездки в Париж, в его “естественной среде”, чувства были смешанными…

Я не очень любопытный человек: когда путешествую, не посещаю экскурсии. Мне нравится просто ходить по новому городу и чувствовать атмосферу, не отдельные объекты, город в целом. Хотя сейчас многие города становятся безликими и одинаковыми – везде “Starbucks”, “Mcdonalds”, “H&M” и “Zara”… Все постройки, придающие городу колорит, – заслуга предыдущих поколений. Практически всё, что строится сейчас, однообразно. Можно перенести какое-нибудь новое здание из Москвы в Лондон, к примеру, и никто подмены не заметит.

Евгения Фомина: Когда я рассматривала Ваши картины, сложилось впечатление, что за каждой из них стоит своя история. Для Вас важно, чтобы зритель понимал, что Вы хотели “рассказать”?
А: Начну издалека – я неохотно даю названия картинам, это всегда что-то односложное, но задающее вектор, чтобы каждый зритель смог додумать сам свою историю. В этом и интерес – картина должна вызывать эмоции. Кроме того, я стараюсь уходить в своих работах от какой-то конкретики, чтобы оставалось место для фантазии.

Для правильного понимания картины важно видеть ее вживую, ведь они не плоские – важно видеть ее текстуру и цвет, которые могут быть искажены на фото и в интернете. Меня поразили работы Уорхола и совсем не впечатлил Дали…

Ю: А Поллок?
А: О Поллоке я точно могу сказать одно – это эффектно! По поводу Ротко я долго недоумевал – какие-то частями закрашенные холсты… Увидев их в жизни, я был поражен: картины как будто поглощают тебя, цвета совершенно невероятные.

Ю: Кстати об ощущениях, у меня Ваши картины вызывают очень теплое уютное чувство, несмотря на обилие серых оттенков…
А: Мое творчество часто обвиняют в излишней депрессивности, хотя я совсем свою работу так не позиционирую. Просто комфортно работать именно в этой цветовой гамме.



Анна Клокова: Алексей, как к Вам приходит идея картины? Вы сразу понимаете, что именно хотите написать, или идея рождается в процессе?
А: 50/50. Идеальный вариант – когда есть идея и ты ее сразу реализуешь. Такое случается редко. Часто бывает так: есть идея – нравится, пишу – нравится, через неделю смотрю – чушь какая! (Смеется).

Обычно я делаю зарисовки, а потом возвращаюсь к ним, когда идея “дозревает”.

Ю: Писательница Сара Джио как-то сказала: “Брак с художником требует терпения тибетского монаха…” Я вчера готовилась к интервью и набрела на страницу Вашей супруги в одной социальной сети. Оказалось, что она самостоятельная творческая единица...
А: Да, так и есть. К сожалению, сейчас она меньше занимается именно творчеством. Надеюсь, в скором времени получится уделять этому больше времени.

Ю: Алексей, чем должен обладать художник (помимо таланта), чтобы стать успешным?
А: Везением, конечно. Правильное место, правильное время – счастливый случай.

Ю: А в Вашей карьере был такой случай?
А: Был. И не один, полагаю. Я начал продавать коммерческие картины на Арбате и вполне неплохо жил, но продолжал делать что-то для себя. Потом начал показывать работы различным галереям, потом за границей (друг поспособствовал), где у меня и состоялась “переломная” выставка.

Евгения Фомина: Мне кажется, каждый художник стремится, чтобы его картины пополнили коллекции мировых музеев или известных коллекционеров. Есть ли у вас такие стремления? Возможно ярмарки, где Вы мечтаете представить свои работы?
А: В Праге, где я сейчас живу, снимается много фильмов и сериалов, в некоторых из них использовали мои картины. Они висят во многих галереях, в разных странах. Очень нравится, когда они находятся в красивых местах, у приятных мне людей. Бывает, что приятели присылают фото моих работ в интерьере и шутят: “Леш, посмотри: твои картины живут лучше, чем ты!” (Смеется).

А так, я счастливый человек! Стремлений много – будем работать.




Ю: Это чувствуется в Ваших картинах. Все-таки внутренний мир художника отражается в его работах. Картина, написанная счастливым человеком, будет передавать теплоту, даже с серой гаммой в основе. Спасибо большое за беседу и успехов в творчестве!
А: Спасибо!

Беседовали:
Юлианна Григорьева, управляющий бутика в Духовском переулке,
Евгения Фомина, руководитель корпоративного отдела,
Анна Клокова, управляющий бутика на Новинском бульваре.


*Заха Мохаммад Хадид (1950-2016) – ирако-британский архитектор и дизайнер-деконструктивист. Первая женщина-архитектор, награжденная Притцкеровской премией.


Персональная выставка работ Алексея Теренинаоткрыта для посетителей 2 и 3 марта.
Адрес галереи: улица Льва Толстого, д.23.


Читайте также:
Дело по душе
Правильные решения принимаются легко
Выставка Марии Шалито


Минздрав соцразвития предупреждает: Чрезмерное употребление алкоголя вредит Вашему здоровью, вся предлагаемая на сайте продукция носит ознакомительный характер, сделка купли-продажи осуществляется на территории винного магазина