Дегустация 13 ноября в бутике “Каудаль” на Кутузовском проспекте оказалась самой эмоциональной из всех, на которых я была. Сразу видно, что Ирина Рабль горит своим делом! Когда-то давно она задала мужу-виноделу вопрос: “А что, в Австрии есть вино?”, – а теперь, получив соответствующее образование, владеет одной из лидирующих винных компаний в регионе. Услышав родную русскую речь (Ирина родом из Белоруссии), гости расслабились и осыпали ее вопросами о тонкостях производства, сортах винограда и повседневной жизни владелицы компании.



Вина Rabl – такие же экстраверты, как и их создательница, они бурлят ароматами и эмоциями. Мы попробовали шесть позиций родом из Лангенлойса, а всего их в коллекции производителя 56! Продукция Rabl представляла Австрию на Олимпиаде, а в этом году хозяйство получило две платиновые награды Decanter.

Один из основных сортов, с которыми работает компания – Рислинг, и при его степени распространенности в Австрии это немудрено. Базовый Hauergassl, легкий, питкий, с низким содержанием алкоголя (всего около 12%) идеально подходит для так называемого гешприца – вина, разбавленного водой. Россиянину покажется дико, а австриец и бровью не поведет, когда ему подадут такой напиток в одном из местных хойригеров. Ведь с разрешенными в Австрии 0,5 промилле это выход для водителей, не желающих ни в чем себе отказывать! Марочный Riesling Langenlois из того же сорта с молодых лоз – это совсем другой разговор. Разговор по душам о персиках, абрикосах и грушах. Богатой ароматике способствуют сланцевые, каменистые и кварцевые почвы, на которых Рислинг чувствует себя как рыба в воде. Завершил парад сухих белых вин Grüner Veltliner Kaferberg, выдержанный в нержавеющей стали и получивший не одну золотую медаль. Виноград для него выращивался на вулканических почвах, а во вкусе и аромате из-под слоев мёда выглядывает круассан и подмигивает изюм.

Грюнер и Рислинг – можно сказать, одного поля ягоды в прямом смысле слова: самые популярные сорта в Лангенлойсе и вообще в Австрии. Но Rabl работает и с красными сортами винограда. Например, из Каберне Совиньона создано насыщенного оттенка Cabernet Sauvignon Rosé. “Я не любитель бледных розовых вин”, – признается Ирина. Но этот экземпляр берет не только цветом: здесь и клубника, и чуть незрелая смородина, и малина в аромате.

Единственным купажированным вином на дегустации (в портфеле компании всего два бленда, остальные моносепажные) стал Nachtfalter. Ассамбляж составляют два красных австрийских мастодонта, Цвайгельт и Блауфранкиш. Ни толики дуба, вместо него вареные ягоды и много типичной для Цвайгельта вишни. Под это вино незачем изобретать гастрономический велосипед: по словам Ирины, будет достаточно пиццы и лазаньи.

Наконец, мы добрались до самого долгожданного – Grüner Veltliner Eiswein. “Угадайте, сколько килограммов винограда нужно для производства одной такой бутылочки?” – “Два?”, “Три?”, “Пять?”, “Десять?”, – предлагали гости свои варианты, как на аукционе. Оказалось, шестнадцать. Лозы для айсвайна берегут как зеницу ока. Выращивают подальше от реки, чтобы спрятать от ботритиса. Денно и нощно дежурят на виноградниках, чтобы вовремя снять ягоды: упадет температура на градус ниже нужного – и урожаю конец! Подробнее об особенностях производства айсвайна читайте в статье “Айс” и “не айс”.

Ирина Рабль с самого начала презентации произвела впечатление человека необычного: образование журналиста и энолога, знание пяти иностранных языков, своя гостиница по собственному дизайну, постоянные путешествия, выращивание саженцев деревьев, и, конечно, вина. Впрочем, все увлекающиеся энологией знают: ординарность – это вообще не про виноделие!


Екатерина Осипович, редакция Винного дома “Каудаль”


Читайте также:
De Wetshof в Москве
Богини и музы виноделия
Как понять, что вино испортилось?


Минздрав соцразвития предупреждает: Чрезмерное употребление алкоголя вредит Вашему здоровью, всяпредлагаемая на сайте продукция носит ознакомительный характер, сделка купли-продажи осуществляется натерритории винного магазина