Название “orange wine” кого угодно собьет с панталыку. Но винные пуристы могут выдохнуть: никаких апельсинов в таком вине нет и в помине. Только виноград, только хардкор. Всё честно, всё по правилам.



Но почему “оранжевое”?
По сортам используемого винограда это то же, что белое, а по технологии производства – ближе к красному. Розе наоборот! Оно создается из традиционных белых сортов, но ферментируется на мезге. То есть, настаивается на кожице и косточках, которые при производстве белого вина обычно не используются. Так и получается более насыщенный оттенок, близкий к оранжевому (вот и объяснение), рыжему, а иногда и розоватому. Мезга контактирует с суслом не менее четырех дней, ферментация чаще всего проходит в бетонных или керамических емкостях. Если не проводилась фильтрация, в нем и вино-то не сразу признаешь: мутное, янтарное… “Простите, я не заказывал пиво!”

Только в 2004 году впервые было зафиксировано “апельсиновое” название. И тут оказывается, что велосипед давно изобретен, и всё новое – это хорошо забытое кахетинское. На территории современной Грузии такое вино появилось задолго до того, как это стало мейнстримом. Шутка ли сказать, около 5000 лет назад! Там глиняные сосуды квеври с суслом и мезгой закапывали в землю на несколько лет и получали оранжевый натурпродукт. Хотя с Ркацители некоторые до сих пор поступают именно так, причем не только в Грузии.

Страны и регионы
Новой оранжевой столицей стал итальянский регион Фриули-Венеция-Джулия на границе со Словенией, где необычное вино производится из сортов Фриулано, Риболла Джалла и Пино Гриджио. А компания Damijan Podversic, например, создает помимо прочего оранжевое из Мальвазии Истрианы. И даже рекомендует подавать его в бокалах для красного, не слишком охлажденными – на оранжевой территории правила для белых не работают. В число экспериментаторов (а где-то наоборот блюстителей дедовских ценностей) входят и другие страны. Например, словенцы свои оранжевое вино эпатажно пьют из стаканов, похожих на пивные. Новый Свет наступает на пятки: в США с переменным успехом пытаются культивировать грузинский сорт Ркацители, а в Австралии ставят оранжевые опыты на Совиньон Блане.

Неужели никакой связи с апельсинами?
Ну почему же, оранжевым винам присущ аромат сушеной апельсиновой кожуры. А что еще есть в букете?

Приверженцы оранжевого виноделия – по совместительству “натуралисты”, которые всеми правдами и неправдами избегают добавления в вино искусственных дрожжей и прочих зол цивилизации. Поэтому кисловатый вкус и орехи в аромате оранжевому вину как родные. Его можно узнать вслепую по тонам джекфрута, меда, фундука, бразильского ореха, яблока с “синяками”, льняных семян, лака для дерева, можжевельника. Вкус насыщенный, сухой, даже танинный, а кислотностью напоминает фруктовое пиво.

Всё это нуждается в соответствующем гастрономическом сопровождении. Оранжевое вино может подружиться с блюдами, которым труднее всего найти себе подходящую пару: с японской и марокканской традиционной кухней, с эфиопскими лепешками ынджера, к корейскому пибимпапу (тренируем дикцию). А если без экзотики, то разные виды мяса или рыбы тоже прекрасно подойдут.

Такую “оранжевую революцию” я поддерживаю!


Екатерина Осипович, редакция Винного дома “Каудаль”


Читайте также: Белое для фанатов красного


Минздрав соцразвития предупреждает: Чрезмерное употребление алкоголя вредит Вашему здоровью, всяпредлагаемая на сайте продукция носит ознакомительный характер, сделка купли-продажи осуществляется натерритории винного магазина