Сразу на следующий день после полу-восхождения на Этну мы решили познакомиться с ее плодами – винами вулканического происхождения. Да, на Сицилии виноградники с молодецкой удалью располагают прямо на склонах действующего вулкана. Страшно? Пожалуй, а еще страшно вкусно.

Пока я гуляла меж толстоствольных вековых лоз Pietradolce и пробовала линейку вин на дегустации, в голове крутился один навязчивый вопрос: а если вдруг извержение? Шансы незначительны, но дымящаяся маковка с фотографий Этны и печальная история Помпей не давали покоя. Представитель компании Джузеппе Парлавеккьо подливает масло в огонь: “Все эти камни вокруг когда-то были раскаленной лавой”... Между прочим, не так уж и давно по меркам истории планеты! Помимо опасностей вулканического виноделия мы с Джузеппе обсудили местные сорта винограда, особенности биологического виноделия и итальянское пиво.



Екатерина: Джузеппе, как Вы думаете, в виноделии может существовать понятие таланта? Или это просто образование и набор навыков?
Джузеппе: Я думаю, нужна страсть, любовь к своему делу. Знания тоже очень важны, но если у тебя есть страсть – то у тебя есть всё. Я не энолог, но я работаю в погребе с владельцем винодельни и каждый день стараюсь понять язык, на котором с нами говорит виноград.

Екатерина: Что Вы больше всего любите в своей работе?
Джузеппе: Землю! (Смеется). Нашу землю и наш участок. Мне очень нравится, что каждый день я могу гуляю по этому историческому и великолепному винограднику.

Екатерина: Как Вы начинали работать с вином? Наверное, было ли тяжело?
Джузеппе: Каждый день нес в себе что-то новое. Сам я агроном, мы начинали проект с одной семьей из Фаро: создавали и пробовали вина из Нерелло Маскалезе. Это было сложно поначалу, но вместе с тем мне это казалось мне каким-то красивым приключением!

Екатерина: Как думаете, Ваша компания может сказать новое слово в сицилийском виноделии?
Джузеппе: Думаю, нет. Мы работаем в этом направлении, но это не то, к чему мы принципиально стремимся.

Екатерина: Значит, Ваше виноделие целиком и полностью традиционное?
Джузеппе: Да, мы придерживаемся традиций. У наших земель очень долгая история, которую мы уважаем. Но вместе с тем используем, конечно же, и новые технологии, чтобы создавать достойное вино.

Екатерина: Расскажите про женщину на этикетке Archineri. Она символизирует характер вина?
Джузеппе: Да, это символ Этны и в то же время символ нашего вина. Сильная, как и Этна, но при этом мягкая.

Екатерина: А что Вы думаете об итальянском пиве?
Джузеппе: Пиво? Мне оно нравится! (Смеется). Сейчас в пивоварении есть перемены. Думаю, похожие на те, которые происходят в виноделии. Здорово, что появляются новые проекты!

Екатерина: А хотите тоже заняться однажды пивоварением?
Джузеппе: Нет, я предпочитаю дегустировать! (Смеется).

Екатерина: Может быть, какими-нибудь еще напитками? Например, граппой.
Джузеппе: Мы уже производим граппу из урожая с виноградника Аркинери раз в три года, причем используем виноград высшего качества. Называется Grappa Archineri, это 100% Нерелло Маскалезе.

Екатерина: Давайте теперь поговорим об этом регионе, очень уж он интересный. Не опасно ли иметь винодельню на склоне вулкана? Наверное, есть вероятность, что в любой момент начнется извержение...
Джузеппе: Да, это возможно. Но Вы видели наши виноградники, которые находятся здесь 100-150 лет… Вокруг Этны живут люди, и все прекрасно знают о существовании опасности. И мы к этому привыкли, это для нас норма. К тому же, Этна всегда извергалась с восточной стороны в долине под названием Valle del Bove. Это очень большая долина, в которой скопилась лава во время предыдущего извержения. Для нас Этна – мать. Здесь всегда жили, выращивали растения. Я показывал Вам этикетки с изображением женщины, это и есть Этна – женщина и мать. Мы говорим о ней в женском роде и не называем ее “вулканом”, вместо этого используем слово “гора”. Это показатель нашего отношения к ней: гора не опасна, в отличие от вулкана.

Екатерина: Насколько я знаю, вулканические почвы – естественная защита от филлоксеры. Значит, Вам не приходится прививать лозы?
Джузеппе: Нет, не приходится!

Екатерина: У Вас биологическая винодельня. А в чем разница между биологическими и органическими винами?
Джузеппе: Вся винодельня нет, но мы используем биологические способы при работе на виноградниках. Разница в том, что при таком подходе можно, например, использовать медь на виноградниках, а в органическом виноделии нельзя.

Екатерина: На Этне есть несколько автохтонов, почему Вы выбираете именно два сорта: Карриканте и Нерелло Маскалезе? Раньше Вы использовали третий сорт винограда Нерелло Капучо.
Джузеппе: Это наиболее сложные сорта, из них получаются самые комплексные вина. Вообще можно использовать Нерелло Капучо для красных и Катарратто для белых. Должно быть как минимум 80% Нерелло Маскалезе или Карриканте и не больше 20% Нерелло Капучо или Катарратто. А еще можно добавлять, если не ошибаюсь, до 5% белого неароматного вина в красное. Потому что раньше было нормальным иметь 1-3% лоз белых сортов на винограднике.

Екатерина: Спасибо!
Джузеппе: И Вам спасибо за уделенное время!


Беседовала Екатерина Осипович, корреспондент Винного дома “Каудаль”
Фото: Игорь Митрофанов



Минздрав соцразвития предупреждает: Чрезмерное употребление алкоголя вредит Вашему здоровью, всяпредлагаемая на сайте продукция носит ознакомительный характер, сделка купли-продажи осуществляется натерритории винного магазина