Размышляя о таких разных, но всегда узнаваемых винах великого Château Margaux, я пришел к нескольким выводам:



1. Это мой самый любимый производитель из “первой пятерки”. Именно любимый, а не лучший. Было бы несправедливо описывать какое-либо вино Premier Grand Cru Classé как лучшее. На таком уровне вопрос предпочтения стиля – дело личного вкуса. Сказать, что Margaux лучше, чем Latour, или Mouton лучше, чем Lafite – это сравнивать несравнимое. Всё равно, что сказать, что сыр пармезан лучше, чем бри.
2. Наверное, ни один замок, кроме Château Lafite-Rothschild, не может поспорить с Margaux в степени утонченности и изысканности, при этом не делая легковесных и бледных вин.
3. Мало кто из великих переживал за свою многовековую историю такое количество взлетов и падений, как Шато Марго. С Вашего позволения продолжу основными вехами истории производителя:

Феодальное поместье Марго датируется началом Средневековья. В XIII веке здесь была крепость над устьем Жиронды, защищавшая окрестности от пиратов. В те времена этот район назывался La Motte (холм) или Lamothe. Многие из нижних земель находились большую часть года под водой, и поселения были сконцентрированы на небольших возвышенностях, которые оставались незатопленными круглый год. Они лежали между рекой и лесом, занимавшим большую часть нынешней территории Медока.

В соответствии с другим источником, имение одно время принадлежало Эдварду II Английскому, хотя доказательств этому мало. Существуют более достоверные свидетельства о двух синьорах, живших в XV веке, Монферране и Де Дюрфоре. Несколько раньше поместье принадлежало знатной французской семье Д’Альбре, из которой Генри IV, первый французский король эпохи Возрождения, выбрал себе жену.

Впоследствии поместье переходило от семьи к семье несметное количество раз. Их перечисление столь объемно, что успело бы наскучить читателю, поэтому расскажу только о самых значительных моментах. В XVI веке благодаря роду Ластоннаков поместье начало приобретать свои теперешние очертания – участки покупались или выменивались у местных крестьян. Владения Марго с годами превратились из разрозненных участков в компактное и монолитное поместье на хребте гравия, с центром в шато, которое было окружено вспомогательными постройками. В конце XVII века, когда хозяйство принадлежало семье д’Олед, Марго окончательно приняло свои теперешние очертания. Записи в журнале показывают: поместье занимало около 260 гектаров, из которых около трети сдавалось в аренду крестьянам. Под прямым контролем д’Оледа было 70 гектаров лозы – почти такая же площадь, какую занимает виноградник сегодня.

Среди первых английских документов о винах с определенных виноградников есть бумаги о покупках Графа Бристоля и Роберта Уолпола, которые датируются началом XVIII века. Там вина поместья появляются часто и в различных вариантах написания: Margaux, Margouze, Margooze, Margeau, Margau и Margot.

Один из наиболее интересных гидов по французским винам предреволюционного периода содержит письма Томаса Джефферсона (тогда американского посла во Франции, а позже президента США), которые он посылал в Америку во время своей поездки во Францию в конце XVIII века. Джефферсон был не просто страстным любителем вина. Он засадил виноградник импортированными саженцами в своем родном штате Вирджиния и проявлял живой интерес и к экономическим аспектам виноторговли, и к новейшим на тот момент методам виноградарства и виноделия. Джефферсон поместил Марго на вершину списка из четырех вин первого класса. Тех самых четырех, которые были классифицированы как “первые” в 1855 году. На тот момент объем производства составлял 150 тонно по 1000 бутылок. Отличный винтаж 1784 стоил 2400 ливров за тонно и был на то время готов к употреблению. Джефферсон покупал это вино в Бордо: “Оно стоило мне 3 ливра за бутылку. Это очень дорого!”

Времена меняются, владелец хозяйства Д’Агрикур эмигрировал, а его жену отправили на гильотину. Марго было конфисковано и сдано в аренду человеку по имени Мижо, который извлек из него выгоду и зсбросил. На заре XIX века его купил маркиз Дуа де ля Колонья по очень низкой цене в 650 000 франков (для сравнения: Лафит был продан пятью годами ранее за 1 200 000 франков). Новый владелец приказал снести существующие здания, даже не побывав в поместье, и построить шато, которое мы видим сегодня. Строительство было завершено в 1810 году. За этим снова следовала череда владельцев и филлоксера. Длинный список аристократов, владельцев Шато Марго заканчивается во время перерыва между двумя войнами. Люди не “голубых кровей” воспользовались своим шансом, и право собственности обрело форму акционерного общества. Но это уже совсем другая история, о которой я расскажу в следующий раз.

Продолжение следует! Читать первую часть статьи.


Владислав Канзюба, заместитель управляющего бутика в Ростове-на-Дону

Минздрав соцразвития предупреждает: Чрезмерное употребление алкоголя вредит Вашему здоровью, всяпредлагаемая на сайте продукция носит ознакомительный характер, сделка купли-продажи осуществляется натерритории винного магазина